История одной группы или Одна Сухопутная Миля

Эксклюзивные статьи

Позиция на крыше. В жизни достаточно было просто продвинуться вперед на 50 метров, чтобы получить идеальную позицию для стрельбы лежа. При увеличении можно заметить справа белую точку — ростовую мишень на 1600 метров.

Хочу поведать об одном стрелковом эпизоде, произошедшем в годовщину начала реализации Гитлером своего безумного плана по захвату России. Он мог бы считаться вполне рядовым, если бы не несколько превходящих моментов, выделяющих его из наших скучных повседневных стрелковых занятий. Также друзья и участники этой стрельбы настояли на том, что она достойна быть описанной в небольшой статье.

Обычно мы не упражняемся по воскресеньям, но нас пригласили, чтобы посмотреть и опробовать импровизированное стрельбище недалеко от Москвы. Я сразу же уточнил, какова его предельная дистанция и мне ответили — где-то 2000 метров. По приезду на место выяснилось, что максимальная дистанция на нем не превышает примерно 1500 метров, что меня совершенно не устраивало и нам пришлось потрудиться, чтобы найти возможность пострелять хотя бы на милю, т.е. 1600 метров. Мы первоначально планировали стрельбу не менее, чем на эту дальность. Первой проблемой оказался подбор ровной площадки для того, чтобы расположиться вместе с напарником. Это оказалось невозможным, Поскольку единственным пригодным с точки зрения дистанции ровно в 1600 метров, оказался небольшой неровный бугор на одного человека. Вопрос со вторым номером сразу отпал, но это мне было по душе, так как мне несколько надоели все эти военные парные варианты и хотелось пострелять на милю в одиночестве. После того, как я припал на этот бугорок, оказалось, что мишени на милю видны едва ли на половину и требуется поднять позицию хотя бы на метр вверх для того, чтобы обеспечить приемлемую видимость. Стол бы помог, но его у нас с собой не было, поэтому один из участников действа любезно предложил подогнать к бугорку свой «Гелендваген» и даже помог занять мне позицию на его крыше. Подозрительно поглядев на прогибающуюся поверхность, мы поспорили немного о том, даст ли она однообразный отскок (стрельба должна была вестись с обычных сошек). Также этот джип имеет большую парусность и довольно мягкую подвеску и может покачиваться при небольших порывах ветра. Мнения разделились, и основная мысль была о том, что при стрельбе на такую дистанцию каждый даже менее важный фактор может разрушить или сделать невозможным хоть сколько-нибудь приемлемый результат. Решив, что это только добавит остроты и сложности, сделав условия менее искусственными (в том смысле, что приходится решать реальную стрелковую задачу в наличных условиях), мы все-таки приступили к стрельбе. Ну что я могу сказать про такую изготовку — это было, по крайней мере, некомфортно.

Позиция на крыше. В жизни достаточно было просто продвинуться вперед на 50 метров, чтобы получить идеальную позицию для стрельбы лежа. При увеличении можно заметить справа белую точку — ростовую мишень на 1600 метров.
Позиция на крыше. В жизни достаточно было просто продвинуться вперед на 50 метров, чтобы получить идеальную позицию для стрельбы лежа. При увеличении можно заметить справа белую точку — ростовую мишень на 1600 метров.

Мне нравится стрелять на милю по многим причинам, и в последнее время я всегда стараюсь начинать разминку именно с этой дистанции. Результаты довольно стабильны с 90% вероятностью (по группам как из 5, так и из 10 выстрелов) и с довольно частыми 100% попаданиями по группе из 5 выстрелов по ростовой фигуре из заводского оружия.

На этот раз со мной была моя старушка Ерма (Ерма SR-100) .338 Лапуа Магнум. Патроны я выбрал заводские Lapua Scenar 250 gr без дисульфида молибдена. У меня не было возможности их отобрать, поскольку решение использовать именно этот тип я принял в последний момент, и у меня не было времени на этот процесс. Я просто одолжил их у коллеги (на самом деле я просил моликотовые пули, в качестве первых двух загрязнителей для канала — уж очень долго без них чистить старушку от меди). Это был еще один осложняющий момент. Стрельба неотобранными заводскими патронами, только что из пачки, на милю — это то, чего мне еще никогда не приходилось делать. Просто даже в голову не приходила такая дерзость.

Затем мы воткнули флаг перед позицией на Гелендвагене, который был просто обязан заменить мне второй номер. Ну или хотя бы облегчить и без того сложную жизнь. Далее я не мог не позволить себе такую роскошь, как калькуляция выстрела на 1600 метров на «SNIPER PRO 3000M». Как и всегда прибор был безупречен. Первый же выстрел разминочной серии пришелся в центр груди ростовой фигуры в полном соответствии с расчетными данными. Дальше выявилась следующая проблема. Я не видел промахи и никто из тех, кто наблюдал в трубу или находился за 40 метров пред мишенью, не мог сказать, куда летели те 16 грамм, которые изначально предназначались этой самой мишени. Каждый, кто хоть раз пробовал стрелять на дальние дистанции, поймет всю сложность стрельбы, при отсутствии информации о промахах в реальном времени. Не констатацию факта промаха — ее получал и я — но четкую локализацию промаха для оперативной коррекции следующего выстрела. Здесь же все было вслепую по причине того, что шел проливной дождь, и не было видно ни следа полета пули, ни фонтанов. Под дождем было стрелять не очень приятно (плюс проблемы в оценке попаданий), поэтому мы закончили «разогрев» и скорее начали зачетную группу из 10 выстрелов.

Предыдущая часть статьи, как вы понимаете, была просто завязкой этой интриги. Сама стрельба происходила более обыденно. Я мог бы описать подробно — в каких условиях и как происходил каждый выстрел, детали касательно компенсации ветра по каждому из них, всю физику процессов, происходящих с пулей, но это выходит за рамки объема данной статьи, да это и не всем интересно. Для большинства интересен конечный результат. Он такой: 8 попаданий из 10 выстрелов по ростовой фигуре. Причем первый промах произошел на третьем выстреле. К девятому выстрелу я знал, что имею всего один промах, и подошел к последнему выстрелу со всей возможной серьезностью, ведь мне, также как и всем, известно о синдроме последнего выстрела. Мне очень хотелось закончить серию в таких необычных условиях с 9 попаданиями. Но, увы, мне не суждено знать ни причину промаха, ни того, куда он пришелся. Мне кажется только, что причина все-таки заключалась не в ветре и не во мне.

Тем не менее, я понимал, что 80% попаданий из заводской винтовки заводскими патронами на милю по ростовой фигуре, являются очень и очень неплохим результатом, даже и при более идеальных условиях. Хотя, с другой стороны, результат, конечно, не шибко, если сравнивать с современными достижениями в области стрельбы на милю. Напомню, что рекорд мира в стрельбе на милю принадлежит Ерлу Кронигеру и составляет 20 дюймов (50.8 см) в серии из 10 выстрелов и выполнен из штучной БР винтовки калибра 30-378 Weatherby снаряженным боеприпасом с идеально настроенным зарядом, с упоров, из положения сидя за столом.

Стрельба на 1600 метров - 8 из 10!
Стрельба на 1600 метров — 8 из 10!

В заключение я хотел бы описать один эффект, также имевший место в ходе данных стрельб. Я сначала отказывался, так как не знал в точности на счет чего отнести этот эффект и не хотел быть обвиненным в какой-нибудь ереси, но два очевидца явления настояли на описании своих ощущений. Вся штука в том, что они находились недалеко от мишени за бруствером, считая пробоины в трубу, и ни разу не слышали звук выстрела, когда стрелял я. Дело в том, что стрелял еще один человек с 1200 метров по мишеням в стороне и его звук раздавался как и положено — раскатисто и довольно громко. Звука же моих выстрелов через положенное после пролета пули время они не слышали ни разу. Но зато слышали хлопок или как они говорят «как бы выстрел из мелкашки», раздававшийся почти одновременно с пролетом пули. Причем самого звука полета пули они не слышали. Я не знаю, эффект ли этой высокой влажности, которая иногда творит странные вещи со звуком, но они абсолютно уверены, что этот звук был последствием перехода на дозвуковую скорость. Вне зависимости от природы явления, практический интерес этого заключается в том, что на 1600 метров на данном калибре в данных условиях, по их заверениям, было невозможно определить, не только откуда производился выстрел, но, что особенно интересно, нельзя было даже подумать, что огонь велся издалека. Складывалось полнейшее ощущение, что расстояние до стрелка метров 100, не более. Это действительно любопытно.

Окончание стрельбы было отмечено превосходным шашлыком и фотографированием у мишени. Один из присутствовавших не удержался и написал на ней: «Всегда верил». Небезызвестный в узких кругах, стрелок, под псевдонимом Комок, написал: «Теперь верю». Организатор мероприятия, Евгений О., коему мы приносим искреннюю благодарность за предоставленные возможности, тоже поставил свою широкую резолюцию.

Я же смотрел на свою резолюцию, в виде нескольких отверстий очень ровной круглой формы, и все думал об этом злополучном десятом выстреле.

Вот таким образом мы отметили эту трагическую для нашего народа годовщину.