Вход в реку дважды

Эксклюзивные статьи

Владислав Лобаев

[icon name=»magic»] Интервью Александры Степанищевой с Владиславом Лобаевым специально для журнала «Lobaev», май 2014 г.

1. Как все начиналось

Владислав Лобаев установил национальный рекорд Австралии на 1000 ярдов по 10 выстрелам — 5,3 дюйма
Владислав Лобаев установил национальный рекорд Австралии на 1000 ярдов по 10 выстрелам — 5,3 дюйма

Итак, начнём наше интервью. Владислав, ответьте, пожалуйста, как Вы стали оружейником, с чего всё начиналось? Как вообще пришли в этот бизнес тогда, в самом начале?
[quote text_size=»small»]
Не знаю (смеется). Бывает человек становится бакалейщиком, бывает врачом, бывает оружейником. Это такое же ремесло, как всякое другое.
[/quote]

Почему именно высокоточная стрельба, ведь так много отраслей, да и потом можно бакалейщиком или кузнецом наконец…
[quote text_size=»small»]
Потому что никого не интересует неточная стрельба, в том числе меня. Если выстрел сделан, то он, по определению должен быть точным. Как и в любом роде деятельности нужно стремиться к совершенству. Абсолютным идеалом точной стрельбы является нулевая точность, то есть точность ноль целых, ноль десятых угловой минуты. Собственно, к этому надо стремиться.
[/quote]

В стрелковом оружии так много направлений. Есть пистолеты, штурмовые винтовки, пулеметы, наконец… Почему именно снайперское оружие, ведь эта отрасль требует наивысшего уровня технологий…
[quote text_size=»small»]
Точность нужна в любом виде стрельбы: и в короткоствольном и в штурмовом оружии, везде. Просто снайперское оружие, в частности,  и в целом направление нарезного длинноствольного  оружия подошло наиболее близко к решению проблемы кучности, потому что это задается профилем эксплуатации снайперских винтовок: большая дальность и высокая точность. Но, в итоге, другие виды стрелкового оружия и вообще стрельбы будут подтягиваться по кучности к винтовкам. Это собственно и происходит, как мы видим на примере штурмового оружия, когда используются, например, другие патроны, обеспечивающие более высокую кучность, например, вместо 223 вводится 6.5 Grendel, основанный на патроне PPC и бенчрест-гильзе. Это свидетельствует  о том, что ниша штурмового оружия подтягивается к снайперскому и по дальности, и по кучности.
[/quote]

Получается, что это направление наиболее приближено к идеалу нулевой кучности, о котором Вы говорили?
[quote text_size=»small»]
Как говорится, по умолчанию. От винтовок дальность и точность всегда требовались областью применения. На любой войне, от автоматического оружия, скажем, от ярчайшего его выражения — пулемета Гатлинга никто не требовал таких показателей, а вот для винтовок Маузера или Мосина улучшение кучности и дальности были желательны уже тогда.
[/quote]

Насколько я знаю, вы пришли в бизнес из спорта, как этот опыт отразился на направлении вашей работы, на подходе к продукции?
[quote text_size=»small»]
Упомянутый вид спорта – это бенчрест. Это именно тот спорт, где кучность поставлена во главу угла. Это параметр, вокруг которого построена вся стрельба и весь вид спорта. И поэтому нигде, кроме как в бенчресте, этот вопрос не разработан настолько глубоко и подробно. И создание изделий с наивысшей точностью логично вытекало из моего опыта в этом виде спорта. После того как была создана Национальная Ассоциация Бенчреста и команда российских стрелков-первопроходцев, которые стали участвовать в соревнованиях международного уровня – мы столкнулись с проблемой, что хорошего оружия нам не продают, а сделать его на заказ в России негде, так как никто этим направлением не занимается. Из этого вытекала необходимость делать это оружие самостоятельно.
[/quote]

Влад, насколько я знаю, у вас нет профильного образования?
[quote text_size=»small»]
Ну, если взять ведущих оружейников США, скажем, или мира, то ни у кого нет профильного образования – каждый из них занимался чем-то еще по жизни. Спенсер – если не ошибаюсь, электронщик, Спиди – инструментальщик. Они никогда не занимались оружием до участия в соревнованиях по бенчресту — это люди или из смежных областей или вообще далекие от оружия. Понимаете, этой области как профильной не могло существовать. Этим знаниям никто не учит и в России их также нигде не преподают. Такого направления российская техническая школа в общем-то не знала. Разработки оружия в СССР и России всегда велись в другом направлении, самозарядного оружия, о чем свидетельствуют наши два флагмана: АК и СВД. Это идеологически иные изделия, в корне отличающиеся от современных не то что бенчрест-винтовок, но и, например, стандартных Remington 700 и Winchester Model 70, которые легли в основу всего снайперского и бенчрест-направления. Сейчас и конструкции затворных групп и винтовок прообразом имеют эти модели, которые появились во время вьетнамской войны. Это разница подхода. И если брать нашу инженерно-конструкторскую школу, то серьезных наработок и даже понимания того «как сделать оружие и боеприпас максимально точным» не было.
[/quote]

 

2. Обучение на оружейника

Владислав Лобаев и Спиди Гонзалес
Владислав Лобаев и Спиди Гонзалес

У кого вы учились на оружейника?
[quote text_size=»small»]
Основные учителя – это Спиди Гонзалес и Клей Спенсер. Клей – ствольное производство. Спиди Гонзалес – изготовление винтовок, лож, инструментов, оснастки. Джордж Келбли и Гэри Конауэй – пульное производство.
[/quote]

Все специалисты, которых вы упомянули, американцы? Почему именно там?
[quote text_size=»small»]
США—наибольший рынок оружия в мире. Объем рынка США превышает объем всего остального мирового рынка. Гражданского оружия и не только. В нашей нише, то есть в нише высокоточного оружия, в том числе оружия для бенчреста, там работает сотня компаний, когда в России это одна-две, которые пытаются что-то сделать. Разница очевидна.
[/quote]

Расскажите про учителей?
[quote text_size=»small»]
Да все нормальные ребята и очень приятные люди. Со Спиди – наиболее дружеские отношения, очень близкие и теплые. Спиди дал все в очень большой глубине, с нюансами, в том числе некоторые моменты очень подробно, например, связанные с изготовлением инструментов и оснастки…
[/quote]

 

3. «Царь-Пушка»

А затем вы вернулись в Россию и…
[quote text_size=»small»]
Да не уезжал я из России – это были периодические поездки на несколько месяцев. Мне предлагал Спиди остаться, сделать грин кард, работать с ним, но у меня была идея и видение, что я должен это делать в России. Скорее из патриотических соображений, чтобы в России эта категория оружия вообще появилась. Чтобы открылось это новое направление и стало развиваться. Это казалось мне последовательным. Я начал бенчрест в России, создал первый клуб, затем спортивную ассоциацию бенчрест-стрельбы, чтобы можно было вывозить нашу сборную на чемпионаты мира и Европы. Следующим логичным этапом этой работы было создание компании, которая бы специализировалась в этой нише. Нише очень точного оружия. Этой компанией и была «Царь-Пушка».
[/quote]

Начнем с названия, как пришло в голову использовать именно русскую достопримечательность. Говорят же, что она никогда не стреляла?
[quote text_size=»small»]
Мы видели и верили, что она выстрелит именно у нас. Так и случилось, и выстрел был очень точный. Компания была создана в 2003 году, но лицензию мы получили только в 2005. Два года ушло на подготовку: закупку и наладку станков, получение лицензии.
[/quote]

5 лет производства, но в 2010 году вы покинули Россию. Это вызвало серьезный резонанс в оружейном сообществе и обсуждается до сих пор. Почему вы уехали?
[quote text_size=»small»]
Если коротко, то это стало результатом недобросовестной конкуренции со стороны конкретных производителей. Мне не хотелось бы распространяться на эту тему – дело это прошлое и хотелось бы просто все это забыть и начать все заново, насколько это возможно.
[/quote]

 

4. В Объединенных Арабских Эмиратах

IDEX
IDEX

Как шейхи узнали о вас и «Царь-Пушке»?
[quote text_size=»small»]
Они же мониторят, как и все. Сначала они прислали делегацию для испытания наших изделий на 2,3 км, которые были признаны не просто успешными, но превзошли все их ожидания, тем более, что до этого они были в США, где проводились испытания оригинального CheyTac Intervention и был очень негативный результат. У нас же они убедились не только в качестве изделий, но и в том, что стрельба на дальние дистанции калибром 408 CT вообще возможна.
[/quote]

На каких условиях вы поехали в ОАЭ?
[quote text_size=»small»]
Это был 3-летний контракт на запуск многопрофильного предприятия.
[/quote]

Это был стартап, или оно создавалось на уже готовой базе?
[quote text_size=»small»]
Нет, это был именно стартап с нуля. За это время было создано полностью работающее предприятие.
[/quote]

Почему вы не стали продолжать свою трудовую деятельность там?
[quote text_size=»small»]
Контракт окончился в январе 2013 года. Смысла там дальше сидеть не было. У них было свое видение, чего они хотят — у меня свое. Они были счастливы получить оружие с кучностью 1 Минута. Что касается меня, то для меня уже кучность 0.3 – многовато. Они довольны имеющимся результатом, мне же надо развиваться, идти дальше.
[/quote]

 

5. Возвращение в Россию

Снайперские винтовки, разработанные Лобаевым для Tawazun (ОАЭ)
Снайперские винтовки, разработанные для Tawazun (ОАЭ)

Именно тогда приняли решение возвращаться? Почему именно Россия? Ведь очень много и других месте, та же Америка, например, ведь она по сути колыбель снайпинга и высокоточной стрельбы, и для оружейника это как Голливуд для любого режиссера?
[quote text_size=»small»]
Дело в том, что я и в Эмираты-то уехал не по своей воле, и с радостью бы оставался в России. Ну не вижу я свою жизнь, связанной с каким-то другим государством, конечно, если не говорить о каком-то вынужденном состоянии. По своей воле я вижу жизнь связанной именно с Россией, и с работой на пользу России в том или ином виде. Да, много приятных стран, интересных, куда здорово съездить, для туризма, отдыха, обучения, но жить там постоянно я как-то не готов.
[/quote]

Сразу решили начать все заново?
[quote text_size=»small»]
Ну почему же заново? Здесь осталось все, что было: остался коллектив, оборудование, наша база, те, кто ездили со мной в Эмираты – на 90 % вернулись, процентов 10 всего осталось там. Сейчас конкретно, осталось всего 4 человека из старого коллектива «Царь-Пушки».
[/quote]

Как бы Вы охарактеризовали поступок людей, которые остались в ОАЭ?
[quote text_size=»small»]
Там очень хорошие зарплаты, на кого-то влияют жены, семьи. Я точно знаю, что кто-то там остался не по своей воле, а именно под давлением своих вторых половин, что тоже нельзя сбрасывать со счетов. Но и они с удовольствием вернулись бы или вернутся в ближайшее время.
[/quote]

Расскажите немного о той команде, которую вы собрали?
[quote text_size=»small»]
Команда постоянно обновляется, сейчас коллектив больше в количественном отношении, чем тот, что было до отъезда. Очень сильный конструкторский и инженерный состав подобрался. Серьезная команда, которая может выполнять проекты любой сложности.
[/quote]

Почему такое странное название? КБИС — это и запомнить не очень легко и выговорить непросто?
[quote text_size=»small»]
Потому что мы видим деятельность нашего предприятия немного шире, чем в ЦП. Во-первых это различные системы, связанные, конечно с оружием, с дальним выстрелом, но выходящие за рамки только винтовок, то есть комплексы, связанные с различной оптикой, системами навесного оборудования, различными системами автоматизации и управления… По сути это то, что мы планировали делать в России еще в 2008-2009 году до отъезда, но не смогли это продвинуть. Мы видим свою задачу в работе именно как КБ в интересах других предприятий, а не только своего серийного производства. Потому что, как показал трехлетний опыт работы за рубежом — конструкторская деятельность была очень плодотворной. Было разработано более, 20 совершенно самостоятельных изделий, не только винтовок, но и различных комплексов. Если речь идет о снайперских винтовках, то это более 10 разработок, в том числе самозарядные, бесшумные. Такая плодотворность совершенно не характерна для наших условий, но, когда есть финансирование, когда есть команда — это осуществимо. В качестве одного из направлений нашей работы мы видим создание стартапов, похожих на TADS, или открытие подобных направлений на существующих предприятиях.
[/quote]

Несколько раз мне приходилось сталкиваться с мнением, что изделия ЦП были слишком кустарные, очень сильно отличались по параметрам и не всегда соответствовали заявленным характеристикам. Что вы можете сказать об этом?
[quote text_size=»small»]
Если мы понимаем кустарность, как кастомность, то мы говорим об одном и том же. То, что они были кустарные – это естественно, мы работали в нише кастом-оружия до 2010года, когда появилась первая серийная модель СВЛ. До этого мы изготавливали изделия на разных затворных группах, ложах, естественно, что все они друг от друга отличались. Что касается заявленных характеристик, то, возможно для кого-то они не соответствовали каким-то ожиданиям, но это никогда не касалось кучности и дальности.

За все время работы в Царь Пушке я только от одного человека слышал претензии относительно кучности. Реально только от одного. Этот человек заказал легкую горную винтовку в калибре 338LM. И я его предупреждал, что так облегчать винтовку нежелательно, потому что используем мощный патрон и мало таких стрелков, которые могли бы однообразно стрелять таким легким оружием. Он настоял, я сделал ему винтовку, и он вернулся с претензией, что она не стреляет ожидаемые им полминуты. Я при нем сажусь, стреляю, и у меня 0.5 получаются. За все время это был единственный случай, что я могу вспомнить, чтобы клиент был недоволен кучностью.

Оборотная сторона нашей деятельности в ЦП, которая оказала влияние на весь этот рынок и оказывает до сих пор – это то, что сейчас оружие с кучностью хуже, чем полминуты даже не рассматривается всерьез на российском рынке. Это произошло потому, что мы поставили некую планку, приучив к оружию, стреляющему 0.5 – 0.3 МОА и даже меньше. И это до сих пор влияет на весь рынок и продолжит влиять на все компании, которые будут приходить на этот рынок, потому что кучность 0.5 уже не считается чем-то не то что выдающимся, но даже вообще приемлемым.

Что касается соответствия чьим-то ожиданиям.. Есть конечно и эстетический аспект. Фотография гуляет – где-то риска какая-то на затворе, еще какие-то вещи, относящиеся к внешнему виду. Это, конечно, имеет место быть. В тех же Эмиратах очень большое внимание уделялось покрытиям различным и напылениям. К сожалению, в нашей стране такие технологии либо отсутствуют, либо стоят очень дорого. Это всегда было слабой стороной не только изделий ЦП, но и вообще оружия, произведенного в России. Мы это знаем, над этим работаем и здесь есть возможности для улучшения. Сейчас еще в Сети гуляет фотография со сломанным беддингом, но беддинг, опять же – это не деталь оружия. Это эпоксидная смола, которую при неправильном съеме можно просто поломать. Смола – это смола.

Или еще пример. Российский стрелок с нашей легкой бенчрест-винтовкой летит на чемпионат. При перевозке кейс кидают и в прикладе возникает трещина. Но ложа для «короткого» бенчреста не предназначена выдерживать ударные нагрузки, это не «тактика». Там легкая пена, тонкая корка и штука эта довольно нежная. Ее задача эффективно гасить вибрации, чтобы показать максимальную кучность и при этом «влезть» в класс по весу. Тем не менее, по прилету спортсмен приклеивает приклад и выигрывает Чемпионат Европы, что называется, в одну калитку: две золотых медали, в абсолюте и в классе.

С плохим или даже средним оружием невозможно выиграть чемпионат Европы: пробуйте хоть сто из ста — не получится. Вы стреляете против стрелков с настрелом в десятки лет, вооруженных хвалеными Бартлайнами, Шиленами, Кригерами, Хартами и т.д. Нет. Это должна быть абсолютно лучшая винтовка чемпионата. И ствол — хаммер. Сейчас, при нынешней конкуренции — это уже непременное условие победы на Чемпионате мира или Европы.

Но такие вещи и такие разговоры характерны для работы на кастом-рынке. Это его неотъемлемая часть.
В этом смысле, конечно, гораздо безопасней для имиджа делать винтовки алюминиевых конструкций. Их гораздо сложнее сломать. Никого не беспокоят потертости от времени и не самая выдающаяся кучность.
[/quote]

Мы говорили о кастом-подходе и, наверно, вы сейчас сталкиваетесь с тем, что все ждут от Вас той же политики, какая была в Царь Пушке, когда каждая винтовка была абсолютно уникальной, эти ожидания оправданы?
[quote text_size=»small»]
Нет, сейчас мы очень редко беремся делать кастом-винтовки — только серийные. У нас есть 4 серийные модели на сегодняшний день и есть определенный список опций для каждой из них. В пределах этих опций доступны изменения. Если это можно назвать кастомом, то, да. Но это на самом деле абсолютно серийные модели, которые одинаково производятся по отработанной технологии. Уникальность возможна в пределах доступных опций. Их перечень расширяется.
[/quote]

Чем обусловлен этот переход и изменение подхода? Почему переходите от custom к серии?
[quote text_size=»small»]
Тем что не возможно делать все одновременно, рынок кастомов – очень сложный по работе с людьми, практически нереально угодить каждому клиенту. Это совершенно особая ниша, в которой опять же нужно опираться на рынок очень качественных компонентов, которого у нас нет. Если в США человек может заказать винтовку, и у него на нее 10 производителей стволов и 10 производителей затворных групп, как минимум, 5 спусков и еще 50 видов лож, то этот рынок имеет под собой основательный фундамент. Но у нас все это приходится делать самому, ввезти ничего невозможно, и, следовательно, рынок кастом-оружия сводится к тому, что все нужно делать на одном предприятии, где невозможно иметь большую линейку лож, большую линейку затворов и т.д. Это требует абсолютно иных масштабов производства, которых нет на сегодняшний день у нас и ни у кого.
[/quote]

Расскажите о серийных моделях?
[quote text_size=»small»]
Прежде всего можно отметить нашу классику, которая, конечно, является базовой моделью СВЛ. По сравнению с первой версией 2009 года она претерпела серьезные изменения: изменена ложа — ее геометрия и конструкция изменена в сторону усиления. Так же модификация коснулась обвеса, каких-то мелких деталей. Но идеологически это та же самая модель, которая была разработана в 2009 году. Остальные модели – это магазинные тактические винтовки, скелетные или на шасси, которые нацелены на военный рынок. DXL и TSVL — это винтовки, которые прежде всего позиционируются как снайперские винтовки для войны и для полицейских целей. Хотя они сертифицированы для гражданского рынка и каждый может ее приобрести. Основной упор везде делается на точность и на дальность и даже из облегченных военных конструкций выжимаются предельные значения этих показателей, один из которых является производной от другого. Именно для того, чтобы использовать максимум возможностей, который вообще может дать снайперское оружие. И, наверно, именно благодаря такому подходу, до сих пор наше оружие является на рынке одним из передовых.
[/quote]

Как удается достигать таких параметров?
[quote text_size=»small»]
Просто мы «запариваемся» с такими вещами, с которыми никто не хочет «париться». Вот так грубо и кратко. Обычно никому не интересно тратить полчаса на выставление ствола, потому что за полчаса сейчас можно сделать на ЧПУ пенек ствола с патронником со «всеми делами». Если ты тратишь только на выставление полчаса, то это влияет на твою производительность и, соответственно на цену. Или потом еще тратить время на какие-то измерения, касающиеся промеров ствола, патронника, контроля качества, то это еще повысит себестоимость. Это большой перечень процедур, который на серийных заводах либо упрощен, либо отсутствует вообще, но мы понимаем, что к обеспечению качества и требуемых характеристик он имеет самое прямое отношение.
[/quote]

Когда будут готовы первые винтовки?
[quote text_size=»small»]
Первые винтовки будут какие-то в мае, какие-то модели в июне-июле. У нас запись и уже достаточно много желающих. Мы никогда не могли сделать столько, сколько было заказов, в том числе и этим продиктована высокая цена, потому что нам как-то нужно было регулировать спрос.
[/quote]